1. Бесплатная доставка по всей России

Киевской Руси не было (часть 2)

Запись в дневнике разместил пользователь Макитыч, 20 июн 2012.

- Хорошо, согласимся, что достоверно установить, хронологию событий, происходивших в те давние времена, не так просто. Давайте поговорим о событиях, которые не так далеко отстоят от наших дней и о которых сохранились достоверные документы и свидетельства. В своей книге Вы пишете, что наш национальный герой, Богдан Хмельницкий, никогда не называл то место, где он жил, Украиной, себя и своих людей - украинцами, не знал украинского языка и все документы писал по-русски. "В 1648 г., подходя ко Львову, Богдан Хмельницкий писал в своем универсале: "Прихожу к вам как освободитель русского народа, прихожу к столичному городу земли червонорусской избавить вас от ляшской неволи" Кто же тогда хотел воссоединиться с Россией?
- Ни о каком ВОССОЕДИНЕНИИ речи не шло. Запорожское казачье войско просило принять себя "под руку" единоверного русского царя. Не государство, не
территорию, не народ, а именно войско. Казаки же воспринимали переход в русское подданство, как смену одного сюзерена на другого, причем не видели ничего странного в том, чтобы дать делу задний ход. Однако такая "гибкость" в России была не в моде, поэтому после длинной череды гетманских измен казачья автономия была упразднена при Екатерине II.
Что касается "второсортного" населения - крестьян, городских обывателей, то их мнения на предмет "воссоединения" вообще никто не спрашивал. Но если уж говорить строго по существу, то территория нынешней левобережной Украины стала частью русского государства не в результате волеизъявления казачьего войска, а по факту победы России в войне с Польшей, закрепленной Андрусовским миром. Казаки в этой войне метались с одной стороны на другую. То есть Украина ни в каком виде не была субъектом исторического процесса. Украина - украйные земли Польского королевства являлась лишь ареной борьбы двух государств друг с другом (ну и турки там встревали, куда ж без них, да и шведы отметились). Воссоединение - это сугубо идеологический штамп, внедренный в массовое историческое сознание уже в советское время.
Попытки нынешних укро-историков представить казачество (или того пуще - казачью "республику"), как самостоятельного игрока на исторической арене XVII столетия, ничего кроме сочувствия к их бесплодным усилиям не вызывают.

- Но всё-таки, поводом к этой войне послужило объединение Запорожского войска и России, ведь почти сразу после воссоединения Россия вступила с Польшей в войну. Выходит, кроме политических, у неё были и военные обязательства перед запорожцами?
- При чем тут обязательства перед запорожцами? Они были такими же подданными царя, как и все остальные. Польша начала военные действия против России, поэтому Москва ответила ударом на удар. К тому же главной целью этой войны было не удержание Левобережья, а возврат Смоленска и других утраченных во время Смуты и предыдущей неудачной войны территорий.

- А что это была за "московско-украинская война 1658-1659 гг." , о которой в связи с Конотопской битвой упоминается в школьном учебнике истории Украины за 8-й класс?
- Не было такой войны. В 1654-1667 г. шла русско-польская война. С обеих сторон воевали запорожские казаки. Гетман Выговский переметнулся к полякам и подписал с ними Гадячский договор, согласно которого он желал видеть в составе Речи Посполитой равноправное с Польским королевством и Великим княжеством Литовским Великое княжество Русское (как видим, слово "Украина" ему тоже было неведомо). Сам он, разумеется, метил на трон великого князя. Однако предательство гетмана встретило мощный отпор снизу, против Выговского вспыхнуло восстание Пушкаря и Барабаша, в результате которого он был свергнут, бежал к полякам, которые его же и расстреляли за измену в связи с его действительной или мнимой причастностью к восстанию Сулимка.
Так вот, Конотопская битва - одно из сражений русско-польской войны, в котором со стороны Польши, как считается, приняли участие 30 тысяч крымцев и ногаев, 16 тысяч казаков Выговского и около 2 тысяч наемников. С противной стороны под началом князя Трубецкого сражались порядка 28 тысяч человек в составе русских полков и несколько менее 7 тысяч запорожцев гетмана Беспалова. Русские понесли поражение, однако разгромлены не были, а отошли к Путивлю. Крымские татары и ногаи оставили Выговского из-за того, что атаман Серко напал на ногайские улусы, а Выговский вскоре вынужден был бежать. В каком месте укро-историки усмотрели в этом эпизоде русско-украинскую войну, тем более, победу в ней, мне не ведомо. Самые значительные потери в силах князя Трубецкого пришлись именно на запорожцев Беспалова, из которых погиб каждый третий. Интересно, они с крымскими татарами и немецкими наемниками воевали за Украину или против нее?

- А в царских документах, что касается Переясловской рады и воссоединения, встречается слово "Украина"?
Нет. Известен приговор Земского собора, собранного в Москве специально для решения о принятии в подданство Запорожского казачьего войска - в нем не встречается слов "Украина" и "украинцы". Православные жители Левобережья называются черкасами. Субъектом договора выступает войско, а в мотивировочной части нет даже намека на некое общее историческое прошлое русских и черкасов, главной причиной вмешательства в дела Польского королевства называется невыполнение клятвы короля Яна Казимира черкасам "в вере християнской остерегати и зашищати, и никакими мерами для веры самому не теснити", то есть не нарушать права православных подданных. На присланной Хмельницкому из Москвы печати (один из атрибутов гетманской власти) значилось: "Печать царского величества Малой Росии войска запорожского".

- Давайте поговорим о Киеве. Среди украинских, да и большинства российских историков, традиционно принято считать, что дата основания Киева отстоит от наших дней на полторы тысячи лет и уже около тысячи лет он представляет собой крупный столичный город. О чём, по Вашему, можно уверенно утверждать, опираясь исключительно на вещественные доказательства: свидетельства иностранцев о Киеве, археологические раскопки, памятники архитектуры?
- Точно можно установить лишь то, что Киев, как небольшое монастырское поселение, уже существовал в конце XVI столетия. В конце XVIII столетия на месте современного города находились три разнесенных поселения - Киево-Печерская крепость с предместьями; в двух верстах от нее находился Верхний Киев; в трех верстах лежал Подол.
Все древние упоминания Киева высосаны из пальца. Например, ромейские (византийские) хронисты никак не могли не заметить громадное государство с центром в Киеве у себя под боком. Про болгар, про набеги разбойников на города в Малой Азии, про малозначительные племена варваров они пишут подробно, а про Киевскую Русь, как государство, - молчок. Поэтому историки из кожи вон лезут, чтобы обнаружить Киев там, где его нет и быть не может. Нашли у Константина Багрянородного мимоходом упомянутую крепость Самбатос на Борисфене и тут же радостно объявили ее стольным градом Киевом, встретили упоминание Кнебской епархии - и сразу заявили, что Кнебо и есть Киев. А обнаружив у арабов некий Куяб, приказали всем считать, что речь идет о Киеве, и только о Киеве. Но если, например, Абу Хамид ал-Гарнати пишет, что в Куябе живут магрибцы-мсульмане, говорящие на тюрском языке, то это совсем не вписывается в басни историков про Киевскую Русь. Либо киевляне исповедовали ислам, либо Куяб - это не Киев, а, например, древний Куляб или Кува (Куба).
Киевская археология выглядит откровенно бледно, даже если принимать во внимание откровенне фальсификации. Например, Гнездовские курганы под Смоленском дают на порядок больше материала, который у археологов принято датировать X-XI вв. "Домонгольская" архитектура Киева - откровенная спекуляция. Все "домонгольские" памятники выстроены в стиле украинского барокко. Никаких документальных свидетельств об их существовании ранее XVII века нет. Так что в ход идут стандартные басни о том, что храм, дескать, очень-очень-очень древний, только перестроен 300 лет назад. Даже когда археологам "повезло" раскопать руины взорванного немцами Успенского собора, они вскрыли лишь культурные слои XVII века. Остальное - ловкость языка при трактовках результатов раскопок.

- Когда же впервые на межгосударственном уровне появился термин "Украина" как название географической области от Харькова до Ужгорода? И когда народ, проживавший в этой области стал называться и, что ещё важнее, сам себя считать и называть "украинцами"? Что Вам удалось, изучая документы, установить в этом вопросе?
Если вы имеете в виду территорию от Харькова именно до Ужгорода, то она стала Украиной в 1945 г. с включением в ее состав Закарпатской области. Правда, большинство жителей Закарпатья украинцами себя не считали, да и сейчас упорно именуют себя русинами, но это уже мелочи. При всеобщей паспортизации украинцами стали писать всех проживающих на территории УССР, если к тому не было явных препятствий.
Сам топоним "Украина" в Европе был запущен в оборот, как я уже упоминал, Бопланом в 1660 г. Но ни о каких украинцах Боплан даже не подозревает, упорно называя жителей "окраин Королевства Польши, простирающихся от пределов Московии, вплоть до границ Трансильвании" русскими. Да и само название "Украина" попало в его труд уже во второй редакции вероятно по чьей-то ошибке. Первоначально книга Боплана называлась "Description des contrtes du Royaume de Pologne, contenues depuis les confins de la Moscowie, insques aux limites de la Transilvanie - "Описание окраин Королевства Польши, простирающихся от пределов Московии, вплоть до границ Трансильвании", то есть термин "украйна" здесь в смысле "окраина". И лишь второе издание книги, вышедшее в Руане в 1660 г. получило заголовок Description d'Ukranie, qui sont plusieurs provinces du Royaume de Pologne. Contenues depuis les confins de la Moscovie, insques aux limites de la Transilvanie - "Описание Украины …", причём на титульном листе книги слово "Украина" написано неверно - D'UKRANIE вместо D'UKRAINE. Никаких украинцев и Украины не знает и Богдан Хмельницкий, в универсалах которого мы этих слов не встречаем, хотя украйна в значении "окраинная, пограничная земля" иногда упоминается.
Вот как он выразился в отношении народа, подчинённого ему, и территории, на которой этот народ проживал, в своей речи на Переясловской Раде: "Что уже шесть лет живем без государя в нашей земле в безпрестанных бранех и кровопролитиях з гонители и враги нашими, хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей… Той великий государь, царь християнский, зжалившися над нестерпимым озлоблением Православныя Церкви в нашей Малой Росии…"
Украинцы, как народность, впервые выведена поляком Яном Потоцким в книге "Историко-географические фрагменты о Скифии, Сарматии и славянах", изданной в Париже на французском языке в 1795 г. Потоцкий считал поляков наследниками сарматов, а украинцев - ответвлением польского племени. Другой поляк Тадеуш Чацкий в 1801 г. написал псевдонаучную работу "О названии "Украина" и зарождении казачества", в которой выводил украинцев от выдуманной им орды укров, якобы переселившихся в VII в. из-за Волги.
Чтобы понимать, на какой почве появились первые граждане, начавшие называть себя украинцами, нужно знать политическую обстановку в юго-западных областях России в начале XIX века. Благодаря благосклонному расположению Александра I к Польше, этот регион был буквально наводнён всевозможными польскими деятелями, многие из которых, мягко скажем, не питали особых симпатий к России. И особенно много таких деятелей было в системе образования Юго-Западного края: такие, как Адам Чарторыйский, попечитель Виленского учебного округа (включавшего Киевскую, Волынскую и Подольскую губернии) который во время польского восстания 1830-1831 гг., возглавит правительство мятежников, упоминавшийся выше Тадеуш Чацкий - основатель Кременецкого лицея, попечитель Харьковский университета - Северин Потоцкий и другие. Все эти деятели были явных антирусских взглядов, поэтому неудивительно, что маргинальные идеи украинства Потоцкого и Чацкого со временем укоренились в среде южнорусской интеллигенции. Более благодатной почвы для новаторских протестных настроений, чем студенчество, трудно найти, чем и воспользовались польские националисты, мечтавшие о восстановлении независимой Речи Посполитой, и с этой целью начавшие политику "откалывания" от России части её народа, чтобы иметь себе союзников в борьбе с Россией. И именно с подачи польских учителей появились такие известные деятели, как выпускники Харьковского университета Петр Гулак-Артемовский, Дмитрий Богалей и Николай Костомаров, Францишек Духинский, выпускник Уманского униатского училища и другие, ставшие активными пропагандистами украинской национальной идеи и положившие начало процессу, который позднее был объявлен "украинским национально-освободительным движением".

- Что же, получается украинцев придумали поляки?
- Они, что называется, инициировали процесс, который впоследствие вышел из-под их контроля, и уже после восстановления государственности Польши ляхи поимели немало проблем с украинским национализмом. Апогеем польско-украинской "дружбы" можно считать Волынскую резню 1943 г.
К середине XIX века появляется русская (этнически) интеллигенция, проповедующая доктрину украинства, но это была именно политическая доктрина, под которую срочно стали подбивать культурную основу. Именно тогда зародилась традиция писания литературных произведений на крестьянском диалекте. Востребована идея украинства оказалась лишь в Австрии, где ее использовали в Галиции для подавления русского культурного движения, поскольку в Вене осознавали, что оно вскоре перерастет в национально-освободительную борьбу. Собственно, тогда и был создан украинский язык (один из главных его создателей Михаил Грушевский, получал за свою работу, зарплату из австрийской казны) и украинский алфавит. Поначалу делались потуги создать его на основе латиницы, но эта затея оказалась откровенно бредовой.
В 1906 г. предпринята первая попытка украинизации в России (финансировалась Австро-Венгрией) - так называемый языковой крестовый поход. Крестоносцы стали издавать литературу и периодику на новосозданном украинском языке, однако эпопея окончилась оглушительным провалом - население совершенно не желало читать газеты на непонятном "украинском языке". Причем самое яростное сопротивление крестоносцам оказали местные украинофилы, которые полагали, что украинский язык - это народный диалект, литературизированный Шевченко, а навязываемый австрийцами галицкий воляпук они считали искусственным и совершенно непригодным.
Наконец, уже в советское время, в 20-30-е годы происходила первая массовая и тотальная украинизация, которая, не смотря на неприятие со стороны населения, имела относительный успех. По крайней мере, был сформирован единый языковой стандарт, который внедрялся через школьное образование. Во второй половине 30-х годов украинизация пошла на спад, а после войны процесс вообще затух. Во многом это объяснялось тем, что самые активные украинизаторы охотно сотрудничали в годы оккупации с немцами, а после либо сбежали на Запад, либо были репрессированы.
Наиболее продолжительный и активный процесс украинизации происходит на наших глазах последние 20 лет. Однако задача создания "украинской нации" до сих пор не выполнена.

- Почему вы так считаете?
- Даже в Киеве три четверти населения продолжает говорить по-русски. Даже те, кто называют себя украинцами, в большинстве случаев сознаются, что думают по-русски. В общем, Украина сегодня - это уникальная страна, где вывески и официальные бумаги пишут на одном языке, а говорят на другом. Чтобы украинский язык стал полноценным языком, недостаточно механической замены русских слов на польские и насаждения этого лексикона сверху, для этого надобны гиганты, какими для русского языка стали Ломоносов, Пушкин, Толстой. Как только украинский язык станет родным для граждан Украины - только тогда можно будет говорить о формировании украинского народа. Пока же три четверти граждан Украины являются украинцами по паспорту, а не по самосознанию.

- Полагаю, украиноязычным гражданам будет трудно осознать, что они говорят не на древнем языке предков, а на искусственно придуманном 150 лет назад языке.
- Во-первых, украинский язык еще не придуман, он находится в активной фазе формирования, он еще недостаточно оторван от русского. Во-вторых, чтобы что-то осознать, достаточно просто захотеть. Например, попытаться найти какой-нибудь древний письменный источник на украинском языке. Но таковых нет, украиномовные письменные источники появляются только в XIX cтолетии. Но украинцы вовсе не хотят знать правды, как правды не желают знать историки. Украинским школьникам говорят, что церковно-славянский язык - это и есть древнеукраинский язык. Поскольку дети церковно-славянский сейчас не знают, им остается лишь верить учителю всю оставшуюся жизнь. Вот на таком шатком фантомном фундаменте и держится украинское национальное самосознание.
Это, кстати, объясняет и бедность украинской культуры, потому что умные, образованные, творчески мыслящие люди не могут считать себя украинцами, как Гоголь яростно отрицал всякое украинофильство и попытки отделить от русской культуры малороссийский пласт. То, что считается украинской культурой - убогий суррогат. Например, "классика украинской музыки" - опера Гулак-Артемовского "Запорожец за Дунаем" мало того что является переводом с русского, так музыка еще и тупо сворована у Моцарта из его оперы "Похищение из Сераля", куда добавлено несколько народных мелодий. Украинская литература, начиная с Котляревского - это либо вольные переводы, либо украинизация чужих произведений, чем грешили все "классики" - воровали сюжеты и Шевченко и Вовчок. "Заимствование" сюжета - это, конечно, не редкость, Лермонтов заимствовал у Байрона, Пушкин у Жуковского и народного фольклора, Алексей Толстой знаменитого "Буратино" передрал у Карло Коллоди. Но если доля "заимствований" в русской литературе, условно возьмем, 10%, то в украинской все 90%.
Русское искусство, так или иначе, есть достояние мировой художественной культуры, а украинская литература, музыка не вышла из рамок региональной культуры, в которую ее и загнали сами украинизаторы. Представьте, что будет, если Киевский театр оперы и балета привезет в Вену "Запорожца за Дунаем". Да их там тухлыми закидают! А какой-нибудь "Властелин Борисфена" Станкевича - это пропагандистская заказуха на потребу дня, которая даже для внутреннего употребления непригодна.

- Михаил Булгаков в "Белой гвардии" не жалеет "чёрной краски", когда пишет об украинских правителях 1917-19 гг., устами своих героев называет их не иначе, как шайкой проходимцев и казнокрадов. Никаких оснований не верить писателю, чья репутация честного человека не вызывает никаких сомнений, нет. Сейчас же у нас этих государственных деятелей принято считать основоположниками независимости и национальными героями. Вы немало времени потратили на изучение того периода: кем, по Вашему мнению, были на самом деле Грушевский, Скоропадский, Петлюра и др.?
- Помимо языка важной, даже важнейшей, составляющей национального самосознание является сознание историческое. Поскольку самостоятельной истории у Украины не было, как не было самостоятельной истории, например, у Сибири, сейчас эта история ударными темпами сочиняется. Тем, кто не верит в возможность сочинения 300 лет назад древней истории, я рекомендую посмотреть, насколько изменились школьные учебники истории за 20 лет. Прошлое неизменно, однако представления о нем меняются кардинально. Поэтому когда мы говорим о Скоропадском, Петлюре, Грушевском и прочих, надо разделять реальных лиц и миф об этих людях. В действительности это были статисты, которые ничего не создали, и которых пользовали в своих интересах реальные исторические силы. Тот же Грушевский успел услужить и венскому императору, и германскому кайзеру (именно он, если кто запамятовал, пригласил в 1918 г. немцев оккупировать Украину), после, поняв, что в эмиграции ему ничего не светит, публично отрекся от своих прошлых взглядов и товарищей и переметнулся к большевикам. Современники воспринимали всех этих "вождей нации", как клоунов, героев анекдотов и частушек (про Петлюру первым делом вспоминается "У вагонi Директорiя, пiд вагоном территорiя"). Так что Булгаков, как свидетель той эпохи, выражал доминирующее в обществе отношение.

- Но, может быть, эти деятели были наивными неумелыми политиками, но искренними людьми, желавшими построить национальное государство? Можем мы, опираясь на документы, найти в их биографии что-нибудь положительное?
- Положительное и отрицательное - сугубо оценочные суждения. Националисты положительно оценивают Гитлера за сегрегацию евреев, и нетрудно догадаться, что сами евреи дадут этому деятелю резко отрицательную оценку. Я далек от того, чтобы давать оценку деятельности Грушевского по созданию украинского языка, как положительную или отрицательную. Вообще, искусственное создание литературного языка дело довольно обычное. Например, португальские колонизаторы на основе малайского начали создавать индонезийский язык, которым пользуется сегодня 200 миллионов человек. Здесь следует обратить внимание на другое: индонезийский язык послужил делу объединения тысяч разноязыких племен в единую нацию, а украинский литературный язык создавался для разъединения единого русского народа (русин) в Галиции, а в дальнейшем был востребован и сепаратистами с целью отрыва от Большой России Малороссии, Волыни, Новороссии и Слобожанщины.
Вы говорите, националисты хотели построить национальное государство? Допустим, но для чего? Народу это самое национальное государство в 1918 г. было не нужно. Никто не стал его защищать. Совершенно очевидно, что националистам нужно было государство лишь для того, чтобы получить власть над ним. Ведь Грушевский призвал на помощь себе оккупационные войска и пресмыкался перед кайзером Вильгельмом именно для того, чтобы удержаться у власти. На германских штыках держалась опереточная власть гетмана Скоропадского. Петлюра ради личной власти по Варшавскому договору продал полякам пол-Украины. И наоборот, Грушевский мигом отказался от националистических "заблуждений", когда взамен публичного покаяния появилась возможность занять теплое место при большевиках. В этой возне мелких интриганов я не вижу великой государственной идеи и великих борцов за нее.
Но совсем другое дело - исторический миф. В государственной исторической мифологии Грушевский, Петлюра, Скоропадский, Выговский, Орлик, Бандера, Мазепа и прочие - это рыцари без страха и упрека, могучие государственные умы. Пока, конечно, сложно вылепить из этих деятелей героев, поскольку их реальный портрет слишком явственно выпирает через глянец официальной пропаганды, но пропаганда - мощный инструмент формирования сознания. 100 лет назад выход в России 10-томной "Истории Украины-Руси" Грушевского вызвал гомерический хохот. Сегодня его догмат уже официально канонизирован, если в РФ говорят о Киевской Руси, то на Украине в ходу новоязовский ярлык "Киевская Украина", как обозначение никогда не существовавего древнего государства в Поднепровье. Так что если мифотворчество будет развиваться в том же духе, еще через сотню лет мы получим красивую, но совершенно виртуальную историю Украины, которую миллионы украинцев будут считать непреложной истиной.
Макитыч

Об авторе

Да не мои вовсе это записи.